Вот в кого можно превратиться, если много читать!

Каждый день в этой семье начинается одинаково: Иван просыпается и
первое, что он делает - садится читать. Причиной этого является тяжелое
психическое расстройство, поразившее Ивана в детстве.

Билет в прошлое

- Один билет на ближайший рейс.
- На какой? Куда желаете отправиться?
- На ближайший!
- Сейчас открыта регистрация на рейсы в Самару, Челябинск, Ниццу, Копенгаген, Санкт-Петербург
- Санкт-Петербург
- Вылет через час двадцать. У Вас есть багаж?
- Нет.
- Ожидайте в зале. Номер рейса в Вашем билете, терминал выхода отобразится на табло. Спасибо, что воспользовались услугами нашей авиакомпании.

Самолет набирал высоту. Худенькое Машино тело практически слилось с креслом. Ремни неприиятно вжимались.Read more...Collapse )

Иронический комикс "Слеза ребёнка"

У несчастного, всеми притесняемого крохи вдруг открывается сверхспособность. Его слёзы содержат мощнейший яд, убивающий за десятки метров. Сам он, конечно, наделён иммунитетом.
После долгих и разнообразных приключений герой погибает. Но ученые, исследовав ДНК, нашли, что мутация вполне может повториться. И обществу волей-неволей пришлось стать гуманным - обидишь малыша, а он... Можно бюст классика на последней картинке, кто-то хлопает себя по лбу и восклицает "какое предвидение!" Но можно и без.
morning

Дерзкое Петро (142) - Маленькая премьера: один из последних верлибров:

***


Сон
забытый случайными прохожими
происходит
с нами
а не с лошадьми




                                                                                                                                                                          
Другие работы на стихах.ру. Из опубликованных самые лучшие: 91, 93, 97, 98, 99, 105, 111.

(no subject)

 
Сережа был один посреди детской площадки. Он сидел в песочнице, подогнув под себя ноги. Остальные мальчишки из его группы в садике вовсю бегали по дворику и весело смеялись, играя в догонялки и «казаков-разбойников». Девчонки сидели своим кружком в сторонке, попивая несуществующий чай. «Вот же глупые», думал про себя Сережа, «фантазёрши». Будто повинуясь его мыслям, некоторые из девочек повскакивали и присоединились к беготне.
Сережа не любил догонялки. Он вообще не слишком любил игры, где нужно было бегать, толкаться или, того хуже, драться: «Эти игры не по мне. Глупость! В них главное - быстрее бегать или сильнее толкаться». Он любил прятки. Эта игра представляла мир совсем в ином свете. Не таким, каким его видели другие.

Сережа не мог одного понять: зачем люди моргают? Отцовские доводы о том, что это оттого, что ветер в глаза дует или они от света устают, не убеждали мальчишку. Ведь все это так неважно…. Ведь на самом деле все по-другому! Но почему? Вот думаешь о том, как моргать, и сразу начинаешь хлопать глазами. Так смешно!... Ребята зовут в прятки играть.

* * *

Серый первым выбежал из распахнувшихся дверей школы. Портфель в его руке и волосы во власти ветра двигались в одном ритме. Толстый одноклассник, шедший за ним, едва поспевал. Совершенно разные, но одолеваемые одним всепоглощающим чувством – любопытством.

Серый взобрался на горку и сел, пытаясь успокоить дыхание. Под ногами раскинулся весь город… Правда, вид немного загораживала уставшая, грузно вздымающаяся туша друга, проклинавшего все и вся, не понимающего, зачем надо было тащиться в такую даль сразу после уроков.

Серый же был уверен в успехе и ни на секунду не сомневался в правдивости слов знакомого старшеклассника, рассказавшего ему про отшельника, который никогда не моргает. И вот они пришли к его жилищу, чтобы узнать – почему? Старик посмотрит на мальчишек странными усталыми глазами и высохшими губами промолвит: - Когда я моргаю, я не существую! - А затем страшно оскалится, да так, что только подошвы убегающих приятелей будут мелькать вниз по склону.



* * *

Серж сидел перед ноутбуком уже несколько часов, глаза стали уставать. Какие все смелые и сильные в аське, герои сплошные. Только вот вытянуть их из уютной квартиры не сумеет и наряд омоновцев. Мудаки. На кухне было чисто и сухо, в воздухе витал запах кофе, заваренного зашедшей после пар подругой.

Серж поймал на себе ее недовольный взгляд - она не одобряла его затянувшийся на полчаса поход к компьютеру, но это было необходимо. Кофе был приятный, но слишком горячий. Девушка, сидевшая напротив, достала из сумки пачку тонких и застыла с сигаретой у рта в ожидании огонька.

Серж чиркнул спичкой, затем прикурил им обоим. Сделав первую затяжку, он заметил, что однокурсница часто моргает, пытаясь избавиться от дыма, резавшего глаза. Но ведь на самом деле моргают совсем не из-за этого! Это просто кнопка «refresh», нажимаемая в надежде, что перед глазами появится что-то новое, но - все тщетно. Неведомый вирус урезал функции.

* * *

Сергей поздно вернулся с работы. Опять. Свет горел только на кухне, любимая не спала. Ей совсем не нравились поздние возвращения мужа: – Тебя дети совсем не видят! – Я работаю. – Удели немного времени семье! …А кофе она делала по-прежнему такой же вкусный, но горячий.

Сергей обнял жену, рассыпаясь в обещаниях приходить раньше. Как только закончит проект. Она верила ему, но каждый вечер история повторялась. Она понимала, но не могла без него. Она злилась, только любовь была сильнее.

Сергей не мог сказать ей правду - она не смогла бы ее понять… Как прекрасен закат за окном его офиса, и как чудесно ожидание первой звезды. Раз моргнешь - и вот ее уже видно. Два - и появилась Большая медведица. Три…

* * *

Сергей Иванович очень сильно замерз, несмотря на теплые батареи и пару свитеров, топорщившихся на старом теле. Холод шел изнутри. От него никак нельзя было укрыться, убежать, спрятаться... Утраты сделали свое дело.

Сергей Иванович прошелся по своей старой квартире. Все было наполнено теплом… ушедшим теплом. – Где вы? Любимая ушла несколько лет назад. Сын уже два года учится в другом городе и приезжает два раза в год. Дочь, доченька…

Сергей Иванович заплакал. Жизнь промелькнула перед глазами, оставив лишь воспоминания, такие светлые, но по-прежнему далекие. Моргнув, он увидел себя с семьей на берегу озера. Затем поездка к родителям… Закрыв глаза, погрузившись в воспоминания, старик лежал на кровати.



* * *



Зачем люди моргают?
u

Кино

В лесу близ города М. наблюдаются странные явления. Жители города М. не знают, что такое НЛО, но зрителю все понятно. Пропадает без вести мальчик, гулявший в лесу, но вскоре возвращается, бормоча что-то бессвязное с нехорошим блеском в глазах, а затем впадает в кататоническое состояние.

Проходят годы. Инопланетяне высаживаются близ города К. с уже более серьезными намерениями и начинают испытывать оружие массового устрашения – какую-то ультразвуковую гадость, вызывающую панику и шквальный ветер. За сотни километров мальчик как-то ощущает их возвращение, выходит из кататонии и с удивлением обнаруживает себя уже взрослым мужчиной. Местных он тревожит своей необыкновенной силой в сочетании с совершенной инфантильностью – и еще какой-то другой, труднообъяснимой странностью. Так что когда он заявляет, что ему непременно нужно в К., все, самых близких, испытывают облегчение.

Ему удается разгромить инопланетный форпост, по самонадеянности очень небольшой и укомплектованный чуть ли не одним-единственным оператором ультразвуковой установки (мы его видим сначала обрывочно – силуэт, когтистая конечность и т.п., а затем наконец, в напряженный момент, – лицом к лицу). Прилетает, однако, подкрепление.

Очнувшись, герой обнаруживает себя на борту летающей тарелки, в какой-то капсуле, бритый наголо (что для него дико), с проводками-присосками на голове. Здесь пора сказать, что язык фильма – древнерусский (с субтитрами), и герой воспринимает ксеноморфов как заурядную нечистую силу, с которой имеет личные счеты. Это несколько спасает от банальности последующее сражение в техногенно-футуристических декорациях. В конце концов в тарелке что-то взрывается, и Илье кое-как удается ее, горящую, посадить – тем самым приписав к своей народной славе еще и проезд «по небу в огненной колеснице», что много веков спустя объяснят фольклорным синкретизмом Муромца с Ильей-пророком.

Ужастик

Человек претерпевает мученичество ради веры, но при этом в глубине души в ней сомневается.
Хотя, наверно, уже было.